ночные клубы казань арена

ночные клубы москвы

Фитнес-клуб «La Salute» в Москве находится по адресу ул. Белореченская, 4. Фитнес-клуб «La Salute» предоставляет услуги: бассейн, тренажерный зал, фитнес, детский фитнес, йога, пилатес, сайкл, тренировки с тренером, спортивный врач, спа.

Ночные клубы казань арена вакансии в ночные клубы тюмень

Ночные клубы казань арена

Ночной клуб Арена Закрыто в избранное в избранном Я здесь был Написать отзыв 0. Казань, Пушкина ул. Время работы. О ресторане Новости Отзывы На карте. Площадь Тукая. Тип заведения. Ночной клуб Караоке-бар. Способы оплаты. Профсоюзная ул. BOCO kitchen. Университетская, д. Пушкина ул. Баумана ул. Закрытие клубного сезона в «Арене». Адрес ночного клуба "Арена": Казань, ул. Пушкина, Читать дальше. День Европы в дискоклубе «Арена». В свое время была такая большая площадка, которую сначала рассматривали как event, но потом туда подтянули клуб Space.

Это клуб на Ибице, учредители взяли этот бренд под франшизу и открыли огромную площадку. И раз в месяц помимо event делали очень крутые мероприятия, приводили именитых, крутых мировых диджеев — Salomon, PaulVanDyk, PaulOakenfold. И все этим промо-команды помимо отдела маркетинга генерировали трафик «пехоты» и трафик гостей, которых засаживали в ложи. И давали хорошую выручку.

Но, к сожалению, что-то у них случилось, я не вдавался в подробности, но эта форма у них пропала, сейчас они делают такие большие мероприятия очень редко и берут в аренду площадки. Все-таки везде аренда. А в Москве, сам знаешь, аренда сумасшедшая.

То есть сейчас важна именно узкая специализацияи привлечение своей целевой аудитории на свою площадку — только так можно выжить, верно? В той же «Легенде» команда потихонечку расформировалась, а без команды, сам понимаешь, да? Сейчас проблема в том, что очень много собственников бизнеса, которые зависят от кадров. А кадров, к сожалению… Опять же, если взять профессию промоутеров, — десять лет назад ее особо никто и не знал.

Промоутерами кто были? Были собственники бизнеса, были управляющие. А именно тех людей, которые специализируются на том, чтобы заведение делать концептуальным, конкурентоспособным, привлекать аудиторию,— таких было мало. Их практически не было. Тот же «Приют холостяка». Сергей Тулисов , собственник бизнеса, хозяин, он же управляющий, он же директор, он же шеф-повар, он же и промоутер.

Он там живет, ночует. Появилась некая легенда — хозяин заведения всегда находится там, подходит, спрашивает. Всем нравится, такой семейный ресторан получился очень успешный. Все же циклично. Сам понимаешь и помнишь — взять, например, ресторан Arena. Это все-таки ресторан-клуб, где можно было вечером поужинать спокойно, и потихоньку это все перерастало в дискотеку. Взять, к примеру, улицу Профсоюзная. Там огромное количество молодежных заведений. Но в то же время есть заведения для более взрослой публики.

Получился некий остров, пати-квартал. И это классная идея, потому что, например, та же Москва сейчас очень круто специализируется. В Москве есть три локации. Первая — Бадаевский завод: он находится напротив гостиницы «Украина», напротив Белого дома, напротив Москва-сити на другом берегу. Ребята просто взяли локацию, такую промзону и сделали из нее такой тусовый пати-квартал — там рестораны, ночные клубы, event-площадки, и люди туда стекаются. Вторая локация — Красный Октябрь: этот тот же клуб Icon.

Ты, может, бывал там, помнишь — набережная, Красный Октябрь, клуб «Рай». Третья очень успешная локация — Трехгорный вал, Трехгорная мануфактура. Это рядом с центром международной торговли года. Там третья локация, где огромное количество заведений сосредоточено.

И люди уже выбирают локацию — если вдруг их по каким-то причинам не пустили или им самим не понравилось заведение, они могут выйти, никуда не ехать, немного пройтись и зайти просто по барам. И это очень круто. Сейчас такая локация у нас в Казани на улице Профсоюзной.

Вторая локация — это «Корстон». На Профсоюзной себе заведение найдут от летних детей до взрослых дяденек. Есть еще «Бурбон» на Кремлевской, тоже недалеко. Мы понимаем, что есть и золотая молодежь — летние ребята, которые могут купить шампанское по 35—40 тысяч рублей за бутылку. А есть дети, которые не могут себе этого позволить, — они тоже отдыхают, но тратят максимум рублей за ночь. За десять лет как изменилась у нас ситуация кроме того, что народ растекся по интересам?

Что изменилось? Первое — появляется тот самый институт промоутеров. Собственники начали понимать, что без специальных людей подтянуть и сформировать тусовку, к сожалению, не получается. Они начали понимать и ощущать это на своем кошельке. Либо ты сам этим занимаешься, либо привлекаешь людей. Многие думают, что это работа простая — пришел, потусил, ха-ха, хи-хи. Все классно и замечательно. А на самом деле ничего классного нет.

Потому что мы все понимаем — во-первых, это ночь, во-вторых, чтобы сделать мероприятие, нужно подготовиться, это время. Люди отдыхают в пятницу-субботу. А ты помимо того что в будни работаешь, в выходные работаешь тоже. Тот же банковский работник: он пришел в 9 утра, ушел в 6 вечера, и банк в другие часы не работает, ему делать нечего. В нашей индустрии нужно постоянно что-то делать. Только со стороны может показаться, что это просто. Но процессом в заведении нужно управлять. Если мы говорим про какие-то маленькие бары, это один тип музыки.

Если мы говорим про большие заведения, это другой тип. Например, в маленьких барах музыка, которая превышает децибелов, будет казаться очень дикой. Если зайти в маленький бар и там будет играть жесткий бит при небольшом количестве людей, будет казаться, что что-то давит. А если ты зайдешь на большую площадку и там будет — человек, тебе будет комфортно.

Соответственно, маленький бар — это один тип музыки, один тип формирования тусовки, большой клуб — это совершенно другое. Например, в том же маленьком баре, если поставить оригинальные композиции, это будет классно, по-семейному, по-домашнему. А если в большом клубе на человек будет играть оригинал, это будет казаться диким. Это машины, например, более футуристичными становятся, а мода — ты помнишь, да, клеш уже в третий раз возвращается у девочек.

Музыка — то же самое: она циклична, просто меняется начинка по биту, по синтетическим каким-то направлениям. В то время музыка была более электронная и более жесткая в клубах, сейчас она более глубокая и басистая. А если мы говорим про попсу, она и всегда была попсой.

Это самый верный вариант: когда играет то, что играет по радио. Основной массе людей хочется слышать что-то знакомое. Остальные, бывает, говорят: «Нам нужно что-то альтернативное, мы это на радио слушаем». Это как в ресторанах: есть люди, которые выбирают ресторан по кухне. Но это маленькое количество людей. А есть люди, которые приходят в ресторан, берут меню, не видят знакомые позиции и…. Не поверишь — сейчас по Казани топ-продаж, как и 10 лет назад, это «Цезарь».

Суп — это борщ. В Москве эта мода уже утекает. Десять лет назад, я помню, в году, было очень много новиковских ресторанов, был бренд «Новиков» Аркадий Новиков— один из первых российских рестораторов, основатель NovikovGroup. И все. Кто шеф-повар — никто не знал в общей массе. Понятно, что там был Ивлев Константин , которого сейчас все знают как ведущего шоу «На ножах», но никто не помнит, что он был в том же GQ-баре шеф-поваром.

Многие этого не знают. Никто не знает, что он был в других заведениях шеф-поваром, только единицы. Все знают Новикова. А сейчас тот же Новиков уже сам начинает в своем Инстаграме пиарить своих шеф-поваров, потому что мы стали более социальны и продвинуты.

Мы начали это делать в свое время уже в ExtraLounge, потому что я, глядя на Москву, понимал, что люди должны ходить на человека. Кухня кухней, это все классно, но люди должны ходить на человека. На самом деле это достаточно тяжело. Если ты как собственник бизнеса начинаешь инвестировать в шеф-повара, это классно. Но это палка о двух концах. Шеф-повар может уйти…. Ему стало неинтересно, творческий человек перегорел, денег больше предложили, не знаю, муза не приходит.

И человек уезжает. Лучше инвестировать в зависимости от того, какой бизнес ты выбираешь. Есть собственники, которым нужно, чтобы все было классно — крутой шеф-повар, чтобы выходил к гостям и все остальное. Он этот путь выбрал.

Другой выбирает путь технологий — это значит, что у человека четко поставлен технологический процесс приготовления еды. И если даже вдруг шеф-повар захочет уйти, то есть четко отработанная команда, которая этот технологический процесс не прервет. Многие просто набирают двух-трех бригадиров или су-шефов, между ними распределяют задачи, и они работают. Но в то же время они взаимозаменяемы.

Если кому-то что-то где-то предложили, ничего страшного, и процесс не останавливается. С точки зрения бизнеса это лучшая формула, с точки зрения долгосрочной перспективы. А с точки зрения создания модного, классного и интересного продукта, все-таки должен быть шеф-повар, потому что это творческий человек, у которого сегодня одно меню, завтра другое. Если мы говорим о Казани как о туристическом городе, можно ли считать его таковым с гастрономической точки зрения? Можешь ли ты сравнить это с тем, что было лет 10—15 назад?

Когда человек приезжает в Казань, он приезжает уже к другой национальности. И как минимум те продукты, которые он может попробовать здесь, — треугольники, чак-чак, казылык — в Москве он не попробует. Поэтому, приезжая сюда еще лет десять назад, туристы испытывали какие-то гастрономические интересы. Давай вернемся к молодежи. Ты бы с какого возраста своего ребенка отпустил бы в ночной клуб?

Это прямо минимум. Лучше, конечно, лет с двадцати. Но мы все знаем, что подростки хотят казаться старше, стремятся к этой жизни. К сожалению, голова еще не на плечах и они делают много ошибок в этой жизни. Поэтому все-таки нужно понимать — когда ты работаешь на молодежь, это очень большая ответственность.

Ты где-то можешь не уследить, летний подросток попадет в заведение…. А в 17 лет я ходил в ресторан-клуб Arena, хотя ты помнишь, что там вход был четко с 23 лет. Там молодежи не было никакой вообще в принципе. Хоть тебе 18 лет, тебя не пускали — показывай паспорт.

В то время там еще казино было, фишечки на входе давали. И поэтому уже в 17—18 лет мне посчастливилось проходить за счет комплекции, но нужно понимать — фейс-контроль физически может не понять, он же не будет у каждого на входе паспорт спрашивать. В той же Америке, в Лас-Вегасе неважно, сколько тебе лет, неважно, как ты выглядишь, — у тебя спрашивают айди.

У меня был случай: у меня не было документов, а мы компанией приехали на пул-пати — крутая дневная вечеринка у бассейна, выступал David Guetta. И мы проходим, у всех требуют айди. Друзья говорят: «Он же совершеннолетний, лысый, бородатый».

Но нет — мне пришлось возвращаться в гостиницу, брать документы и приезжать снова. У них все в этом плане четко и жестко, они все проверяют. А в том же Нью-Йорке без проблем, там вообще не смотрят. Хотя вроде тоже Америка. Там все тусовки у отелей, при отелях. Отель — это немного другой уровень безопасности. Тот же «Корстон» — это другой уровень безопасности.

Взять «Корстон» и взять любое другое заведение в Казани — разница есть. Если подростка поймают в ночном клубе в Казани, руководство клуба несет ответственность за то, что он его пустил? Это уже ответственность. Я слышал, что часто рейды проходят по ларькам на предмет того, продают ли подросткам алкоголь.

Очень много подстав бывает. Я недавно по радио слышал, что какие-то аферисты в Москве промышляли такими вещами — отправляли детей, рослых по комплекции, им продавали алкоголь, и потом они этим шантажировали. Это очень серьезно. И в этом есть свояпроблематика. Вообще мы живем в мире цифровых технологий, может, в будущем внедрят искусственный интеллект — камера распознает лицо и сразу можно будет зайти в соцсеть, посмотреть возраст.

Если мало лет, не пускать — извините, молодой человек, вам отказано, но пока… Проблема в том, что эти дорогостоящие системы сначала нужно «поженить» и разработать именно такую автоматизацию. Это не один год, не один миллион рублей, если не долларов. В той же Америке, в том же Дубае я не видел, такого нет. Это дорого. Рано или поздно, конечно, это произойдет и кто-то изобретет это. Ты бы ужесточил законодательство о посещении подростками клубов? Я понимаю, что это тоже против тебя, тебе это невыгодно.

На самом деле я никогда на молодежь старался не работать — все мои проекты заточены под взрослую публику. Молодежь — это большая ответственность, это очень большие риски. Дети — они еще неадекватны. Сейчас еще очень много всяких непонятных веществ и всего остального, да. Это все ответственность. Зачем это нужно?

Я вообще считаю, что до 18 лет дети должны заниматься спортом. Например, если мы даже ходили в ночной клуб и пили алкоголь, то мы все были адекватными, потому что спортсмены. Тем более я был достаточно крупным. Сейчас очень много видов наркотиков. Каким образом вы контролируете, чтобы у вас этого не было? В году мы со специализированной службой делали собрание, на которое привлекали всех ответственных по ночным клубам Казани. Нам рассказывали, как человек поведет себя в тех или иных ситуациях, мы обучали этому управляющих, охранников, фейс-контролеров.

Тут у нас двойная система безопасности в «Корстоне» — когда человек заезжает на парковку, когда он заходит в комплекс. У каждого входа стоят безопасники, рамки, металлодетекторы, камеры смотрят. Плюс у каждого заведения еще свои фейс-контролеры и охранники. Даже тройная практически получается. А вообще в твоей практике было такое, что ты вычислял? Вот ты знаешь точно — этот человек торгует. Сдавали его, намекали, что надо уйти, или сами выводили?

За руку никого не поймаешь, в основном это слухи. Так же про меня могут сказать или про кого-то другого. Если есть сомнения в тех или иных людях, мы просто блокируем им вход. Выяснять, зачем и почему… Извини, вот так, и всё. Когда бывают подозрения, ты у кого-то что-то услышал, а если еще и от двух-трех человек, то просто блокируем вход. Без выяснения причин. Нам просто не нужны эти проблемы, вот и всё.

Потом сам начал увлекаться музыкой, начал танцевать, танцевал в ночных клубах, параллельно работал в театре моды «Ильдан-Лик», если ты помнишь, выступал на показах. Будучи в институте, я перевелся на заочную форму обучения и уехал в Москву. Там потихоньку работал в ночных клубах на разных должностях, подрос до арт-директора, промоутером работал, и в какой-то момент Казань начала развиваться, и клуб «Рай» начал заходить как бренд в Казань. Меня привлекли как человека казанского и с опытом работы.

А так, в принципе, если честно, клубы — это не интересно. Потому что мы уже сами выросли из клубов, хочется все-таки уже посидеть, покушать, послушать музыку и потанцевать. Поэтому клубы как клубы уже неинтересны. Максимум это может быть караоке, танцевальный ресторан.

Ночные клубы — это тяжело и сложно, нужно следить за тенденциями и всем остальным. А тут тенденция одна — чтобы тебя хорошо встретили, хорошо накормили и ты хорошо провел время. Заведение — это как автомобиль. Если автомобиль маленький, то ты далеко на нем не уедешь. Если он большой, ты можешь развить большую скорость, уехать далеко и как-то его тюнинговать, потому что есть платформа для тюнинга.

Так же и заведение.

КЛУБ АЛФЕЙ МАГАЗИН МОСКВА

Помощь этом клубы бокса москвы недавно стал