тарасов в ночном клубе

ночные клубы москвы

Фитнес-клуб «La Salute» в Москве находится по адресу ул. Белореченская, 4. Фитнес-клуб «La Salute» предоставляет услуги: бассейн, тренажерный зал, фитнес, детский фитнес, йога, пилатес, сайкл, тренировки с тренером, спортивный врач, спа.

Тарасов в ночном клубе женские закрытые клубы в москве

Тарасов в ночном клубе

ЗАКРЫТЫЕ ШОУ В КЛУБАХ

НОЧНОЙ КЛУБ В Г АРТЕМЕ

Тарасов уже заплатил 30 тысяч евро штрафа. В ближайшее время будет решен вопрос об исключении Дмитрия из команды. Ольга Бузова завоевала народную любовь не только, как участница и телеведущая популярного телепроекта «Дом-2». Специально для фотосесии с T-killah Ольга Бузова снова прибегла к изменению имиджа Ночь с Ольгой Бузовой обошлась Дмитрию Тарасову в 30 тысяч евро 01 апреля Другие новости. У фанатов группы "БиС" - нелёгкий выбор!

Ольга Бузова и T-Killah соблазнят. Бузова соблазнилась текилой Специально для фотосесии с T-killah Ольга Бузова снова прибегла к изменению имиджа Народ пишет, что «Дмитрию просто не хватает в жизни остроты. А эта девушка Кристина - явно не соскучишься!

Да и сама хозяйка фото в Инстаграме подливает масла в огонь. Например, на вопрос: «Было ли у нее что-то с Тарасовым? И исправно публикует статьи, которые за пару дней были написаны про нее и футболиста. Один из Интернет-пользователей высмеял происходящее:. Но хейтеры, похоже, раскручивают новый скандал с участием бывшего мужа Ольги Бузовой и останавливаться не собираются. Были и те, кто предположил - нынешняя встреча ни что иное как бумеранг, который не заставил себя долго ждать и вернулся «разлучнице» долгое время Анастасию с подачи второй жены Тарасова певицы и ведущей «Дома-2» обвиняли в распаде семьи тарабузиков, - прим.

К слову, не исключено, что фото удачная возможность модели получить дополнительную популярность. Тем более, что через несколько дней после спорного снимка, она получила народный титул «Самая Красивая Болельщица Мира ». Да и контракт, подписанный с клубом, говорят, не такой выгодный как предыдущий.

А виртуальные романы футболистов и моделей в наше время не редкость. Но этот вопрос так и остался без ответа. Да и сам Дмитрий Тарасов пока никак не комментирует происходящее. Есть информация, что он находится на сборах вместе с «Локомотивом», за который ему предстоит играть весь ближайший год. Зато его супруга на шестой день после родов утерла нос завистникам и опубликовала очередное фото с дочерью, продемонстрировав идеальные параметры.

Ее можно не только обнять, но и целовать каждый день, - подписала она фото с дочуркой. В хэштегах молодая мать написала о том, что скучает о муже и ждет его дома. Так что, похоже, у пары по-прежнему все хорошо. Забрал своих принцесс домой: Третью жену Тарасова выписали из роддома вместе с дочкой. В пятницу, 13 июля, в семье футболиста Дмитрия Тарасова случилось радостное событие.

Об этом он поведал своим подписчикам в Инстаграм, опубликовав фото третьей жены и новорожденной дочери со словами:. А поклонники экс-жены футболиста Ольги Бузовой набросились с критикой на молодую мать Подробности. НУ И НУ! По стопам матери: новорожденную дочку Тарасова и Костенко уже пригласили в моделинг. Рекордное количество лайков - тысячи, меньше чем за сутки собрал пост о том, что в семье футболиста Дмитрия Тарасова случилось прибавление - его третья супруга Анастасия Костенко из ростовской глубинки родила ему дочь.

Для спортсмена, к слову, это уже второй ребенок - у него уже есть старшая девочка от первого брака, а вот от второго - с певицей и ведущей «Дома-2» Ольги Бузовой, детей не было. История ростовской золушки, которая увела у Бузовой мужа: биография Анастасии Костенко.

Таланты Насти развивали с детства - она окончила музыкальную школу по классу: хореография, вокал, хор и фортепиано. Участвовала в разных конкурсах - не только красоты, а еще и краеведческом, литературном, вокальном, хореографическом.

Условность ночной клуб и не дорогой так тоже

Бонди С. Примечания и объяснительные статьи в кн. Винокур Г. Слово и стих в "Евгении Онегине". Гессен С. Источники X главы "Евгения Онегина". Гроссман Л. Онегинская строфа. Сочинения, т. Макогоненко Г. Грибоедова, Макогоненко Г. Поспелов Г. Пумпянский Л.

Малом оперном театре. Семенко И. О роли образа автора в "Евгении Онегине". Крупской", т. Сидяков Л. Характеры и ситуации. К истории работы над второй главой "Евгения Онегина". Временник, Слонимский А. Мастерство Пушкина. Тархов А. Вступительная статья и комментарий в кн. Томашевский Б. X глава "Евгения Онегина" История разгадки. Пушкин, книга вторая. Материалы к монографии — Тынянов Ю. О композиции "Евгения Онегина".

Поэтика, история литературы, кино. Шкловский В. Берлин, Roman Jakobson. The Hague — Paris, Mouton, Jan M. The Digressions in Evgenij Onegin. Исчерпать онегинский текст невозможно. Сколь подробно ни останавливались бы мы на политических намеках, многозначительных умолчаниях, бытовых реалиях или литературных ассоциациях, комментирование которых проясняет различные стороны смысла пушкинских строк, всегда остается место для новых вопросов и для поисков ответов на них. Дело здесь не только в неполноте наших знаний, хотя чем более трудишься над приближением текста к современному читателю, тем в большей мере с грустью убеждаешься в том, сколь многое забыто и частично забыто бесповоротно.

Дело в том, что литературное произведение, пока оно непосредственно волнует читателя, живо, то есть изменчиво. Его динамическое развитие не прекратилось, и к каждому поколению читателей оно оборачивается какой-то новой гранью. Из этого следует, что каждое новое поколение обращается к произведению с новыми вопросами, открывая загадки там, где прежде все казалось ясным.

В этом процессе две стороны. С одной — читатели новых поколений больше забывают, и поэтому прежде понятное делается для них темным. Но, с другой стороны, новые поколения, обогащенные историческим, порой купленным тяжелой ценой опытом, глубже понимают привычные строки. Казалось бы, зачитанные и заученные стихи для них неожиданно открываются непонятными прежде глубинами. Понятное превращается в загадку потому, что читающий обрел новый и более глубокий взгляд на мир и литературу.

А новые вопросы ждут нового комментатора. Поэтому живое произведение искусства нельзя прокомментировать "до конца", как нельзя его "до конца" объяснить ни в каком литературоведческом труде. В романе Л. Толстого «Декабристы» вернувшаяся из Сибири декабристка, сравнивая старого мужа с сыном, говорит: "Сережа моложе чувствами, но душой ты моложе его.

Что он сделает, я могу предвидеть, но ты еще можешь удивить меня". Это можно применить ко многим романам, написанным после "Евгения Онегина". Что они "сделают", мы часто можем предвидеть, но пушкинский роман в стихах "еще может нас удивить". И тогда потребуются новые комментарии. Известное определение Белинского, назвавшего EO "энциклопедией русской жизни", подчеркнуло совершенно особую роль бытовых представлений в структуре пушкинского романа.

Конкретизируя этот тезис, Г. Гуковский писал:…"уже самое количество бытовых тем и материалов принципиально отличает пушкинский роман от предшествующей литературы. В "Евгении Онегине" перед читателем проходит серия бытовых явлений, нравоописательных деталей, вещей, одежд, цветов, блюд, обычаев".

И далее: "Не в том заключено реалистическое новаторство "Евгения Онегина", что в нем описан быт, неоднократно изображенный до него русскими поэтами, которых мы не захотим и не сможем отнести к реалистам, а в том, что бытовой материал истолкован Пушкиным иначе, чем его предшественниками, по-новому, реалистически, то есть в качестве типического, идейно обосновывающего человека и его судьбу" Гуковский Г. Пушкин и проблемы реалистического стиля. Одной из особенностей бытописания в EO , весьма существенной при комментировании романа, является то, что знание бытовых реалий необходимо для понимания текста даже тогда, когда они непосредственно не упоминаются или лишь мелькают в виде кратких отсылок, намеков на то, что было с полуслова понятно и автору, и современному ему читателю.

В этих случаях необходимые пояснения трудно приурочить к какому-либо определенному слову или стиху, не создавая впечатления искусственности. А между тем отказаться от бытовых пояснений без ущерба для читателя нельзя. Это заставляет нас вынести характеристику некоторых черт дворянского быта онегинской эпохи в отдельный очерк, давая в построчном комментарии отсылки на соответствующие страницы.

При этом мы, разумеется, не ставим перед собой цели характеризовать быт эпохи как таковой — внимание будет привлекаться лишь к тем его сторонам, которые прямо или косвенно отразились в тексте пушкинского романа. В тех случаях, когда в тексте EO упоминаются конкретные факты быта и рассказ о них не рассредоточен по разным местам романа, а сконцентрирован в определенном месте, пояснения даются в разделе построчного комментария.

Русское дворянство было сословием душе- и землевладельцев. Владение поместьями и крепостными крестьянами составляло одновременно сословную привилегию дворян и было мерилом богатства, общественного положения и престижа. Это, в частности, приводило к тому, что стремление увеличивать число душ доминировало над попытками повысить доходность поместья путем рационального землепользования. Герои EO довольно четко охарактеризованы в отношении их имущественного положения.

Отец Онегина «промотался» I, III, 4 , сам герой романа, после получения наследства от дяди, видимо, сделался богатым помещиком. Ларины же не были богаты. В первоначальных набросках Ольга характеризовалась как "Меньшая дочь — соседей бедных" или "Ребенок, дочь соседей бедных" VI, Старшая Ларина, вдова екатерининского бригадира, скорее всего, была помещицей среднего достатка. Что это означало? По имущественному положению различались мелкопоместные до душ , среднепоместные число душ которых исчислялось сотнями и крупнопоместные около тысячи душ дворяне.

Кроме того, имелась количественно небольшая, но стоящая на вершинах власти и жизни группа помещиков, имущество которых насчитывало десятки или даже сотни тысяч душ. Иерархия душевладения, в значительной мере, определяла общественное положение. Так, Н. Макаров в своих воспоминаниях о начале XIX в. Шилова, державшего в руках всю губернию и прозванного за это "солигалическим императором": "У него было три формулы обращения с разными лицами.

Дворянам, владеющим не менее двухсот душ и более, он протягивал свою руку и говорил сладчайшим голосом: "Как вы поживаете, почтеннейший Мартьян Прокофьевич? Мои семидесятилетние воспоминания…, ч. Тема богатства оказывается связанной с мотивом разорения. Слова «долги», «залог», «заимодавцы» встречаются уже в первых строках романа. Долги, проценты по залогам, перезакладывание уже заложенных имений было уделом отнюдь не только бедных или стоящих на грани краха помещиков.

Более того, именно мелкие и средние провинциальные помещики, менее нуждающиеся в деньгах на покупку предметов роскоши и дорогостоящих импортных товаров и довольствующиеся "домашним припасом", реже входили в долги и прибегали к разорительным финансовым операциям. Между тем столичное дворянство, начиная с екатерининских времен, поголовно было в долгах.

Фонвизин во "Всеобщей придворной грамматике" писал: "Как у двора, так и в столице никто без долгу не живет, для того чаще всех спрягается глагол: быть должным…" Он же спрашивал Екатерину II: "Отчего все в долгах? Дело было не только в дороговизне предметов роскоши и относительной дешевизне продуктов помещичьего хозяйства: страдали от долгов богатейшие вельможи, получавшие от правительства огромные подарки землями, деньгами и крепостными душами.

Так, канцлер граф М. Воронцов получал огромные подарки от правительства. В г. Екатерина выплатила за фиктивно купленный у него дом — дом остался за графом — рублей, ему было «уступлено» гульденов долгу Голландской республики России, при увольнении от должности он получил рублей и пожизненной пенсии — рублей в год. Однако, по выражению исследователя, он из-за долгов бился "всю жизнь как рыба об лед" Карнович Е.

Замечательные богатства частных лиц в России. Огромные долги обнаружились после смерти Потемкина, хотя состояние его было неисчислимо. По данным английского посланника Гарриса, Потемкин лишь за два года получил 37 тыс.

Одной из причин всеобщей задолженности было сложившееся в царствование Екатерины II представление о том, что "истинно дворянское" поведение заключается не просто в больших тратах, а в тратах не по средствам. Стремление нового поколения х гг. В записках И. Тимковского зафиксирован разговор богатейших русских магнатов: графа Ф. Растопчина, вице-канцлера князя П. Голицына и графа H.

Жить, говорили, по доходам невозможно Подражание и уравнение гонят вперед. Вы увидите подле себя человека с маленьким состоянием, в таком же сукне, какое на вас. Не все же имеют доходы, сколько им надобно. Мне кажется, однако, сказал другой, воля как воля; все то делает своя невоздержимая охота. I, стб.

Следственно был из тех дворян, которых покойный гр. Повышение доходности хозяйства путем увеличения его производительности противоречило как природе крепостного труда, так и психологии дворянина-помещика, который предпочитал идти по более легкому пути роста крестьянских повинностей и оброков. Давая единовременный эффект повышения дохода, эта мера в конечном итоге разоряла крестьян и самого помещика, хотя умение выжимать из крестьян деньги считалось среди средних и мелких помещиков основой хозяйственного искусства.

В EO упомянут. Рационализация хозяйства не вязалась с природой крепостного труда и чаще всего оставалась барской причудой. Так, Растопчин выписал из Англии специалиста-фермера, применял удобрения и завел вслед за известным англоманом Д. Полторацким вместо сохи английский плуг. Однако тот же Растопчин в г. Брошюра имела два эпиграфа. Первый: "Отцы наши не глупее нас были" — и второй — в стихах, который кончался так:.

Очерки по истории русской литературы и просвещения с начала XIX века. Более верными способами "подымать доходы по расходам" были различные формы пожалований от правительства. Воронцов писал Елизавете: "Мы все верные ваши рабы без милости и награждения вашего императорского величества прожить не можем. И я не единого дома фамилии в государстве не знаю, который бы собственно без награждения монаршеских щедрот себя содержал" Карнович Е.

Причиной образования долгов было не только стремление "жить по-дворянски", т. Крепостное хозяйство — в значительной мере барщинное — давало доходы в виде продуктов крестьянского труда " простой продукт " I, VII, 12 , а столичная жизнь требовала денег. Сбывать сельскохозяйственные продукты и получать за них деньги было для обычного помещика, особенно богатого столичного жителя, ведущего барский образ жизни, непривычно и хлопотно.

Долги могли образоваться от частных займов и заклада поместий в банк ср. Одалживая же под залог крепостных душ и земельной собственности большую сумму, помещик сразу соблазнительно просто получал в свои руки нужное ему количество денег.

Именно по этому, привычному, но ведущему к разорению пути и шел отец Евгения. В указе говорилось: "От дворян принимать под залог деревни, полагая 40 р. История дворянского сословия в России. Жить на средства, полученные при закладе имения, называлось "жить долгами". Такой способ был прямым путем к разорению. Предполагалось, что дворянин на полученные при закладе деньги приобретет новые поместья или улучшит состояние старых и, повысив таким образом свой доход, получит средства на уплату процентов и выкуп поместья из заклада.

Однако в большинстве случаев дворяне проживали полученные в банке суммы, тратя их на покупку или строительство домов в столице, туалеты, балы "давал три бала ежегодно" — I, III, 3 — для не слишком богатого дворянина, не имеющего в доме дочерей-невест, три бала в год — неоправданная роскошь. Это приводило к перезакладыванию уже заложенных имений, что влекло за собой удвоение процентов, которые начинали поглощать значительную часть ежегодных доходов от деревень.

Приходилось делать долги, вырубать леса, продавать еще не заложенные деревни и т. Не удивительно, что, когда отец Онегина, который вел хозяйство именно таким образом, скончался, выяснилось, что наследство обременено большими долгами:. В этом случае наследник мог принять наследство и вместе с ним взять на себя долги отца или отказаться от него, предоставив кредиторам самим улаживать счеты между собой.

Первое решение диктовалось чувством чести, желанием не запятнать доброе имя отца или сохранить родовое имение последнее обстоятельство играло значительную роль: не случайно закон предусматривал льготы по выкупу родовых имуществ, такой выкуп входил в круг дворянских прав; следуя этой традиции, например, опека выкупила проданное за долги в г. Михайловское и возвратила его во владение детей уже погибшего к этому времени поэта. Именно так поступил после смерти отца Николай Ростов, движимый чувствами родовой чести.

Легкомысленный же Онегин пошел по второму пути. Получение наследства было не последним средством поправить расстроенные дела. Молодым людям охотно верили в долг рестораторы, портные, владельцы магазинов в расчете на их "грядущие доходы" V, 6. Поэтому молодой человек из богатой семьи мог без больших денег вести в Петербурге безбедное существование при наличии надежд на наследство и известной беззастенчивости. Так, Лев Сергеевич, брат поэта, жил в Петербурге без копейки денег, но задолжал в рестораны руб.

Молодость — время надежд на наследство — была как бы узаконенным периодом долгов, от которых во вторую половину жизни следовало освобождаться, став "наследником… своих родных" I, II, 4 или выгодно женившись. Рисуя рутинную смену возрастных норм поведения, П писал:.

В записке "О народном воспитании", составленной в г. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех иностранных языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-нибудь нанятым учителем" XI, Характерной фигурой домашнего воспитания был француз-гувернер. В наброске "Русский Пелам" П дал картину такого образования: "Отец конечно меня любил, но вовсе обо мне не беспокоился и оставил меня на попечение французов, которых беспрестанно принимали и отпускали.

Первый мой гувернер оказался пьяницей; второй, человек не глупый и не без сведений, имел такой бешеный нрав, что однажды чуть не убил меня поленом за то, что пролил я чернила на его жилет; третий, проживший у нас целый год, был сумасшедший, и в доме тогда только догадались о том, когда пришел он жаловаться Анне Петровне на меня и на Мишеньку за то, что мы подговорили клопов со всего дому не давать ему покою, и что сверхь того чертенок повадился вить гнезда в его колпаке" VIII, I, Русский язык, словесность и историю, а также танцы, верховую езду и фехтование преподавали специальные учителя, которых приглашали "по билетам" Ср.

Учитель сменял гувернера. Так, для происходившего из дворянской семьи среднего достатка Ф. Мирковича, когда ему исполнилось 5 лет, родители взяли француза-гувернера Бальзо. Однако, когда Мирковичу исполнилось 13 лет, ему взяли профессионального учителя: "Будри был родом швейцарец, выписанный в царствование Екатерины князем Салтыковым для воспитания его сына.

Окончив оное, Будри женился на русской и остался в России. Он был родной брат кровожадного Марата…" Миркович. Этот де Будри позднее был преподавателем у П в Лицее. Француз-гувернер и француз-учитель редко серьезно относились к своим педагогическим обязанностям. Такие люди, как Жильбер Ромм известный математик, якобинец, воспитатель П.

Строганова , де Будри, лингвист Модрю несмотря на резкую и справедливую критику его русской грамматики Карамзиным , были редкостью. Тут рассказы и о французе, который преподавал французскую грамматику, но, будучи подвергнут сам профессиональному экзамену, на вопрос о наклонениях по-французски "mode" французских глаголов, отвечал, что давно покинул Париж, а моды там постоянно меняются, и о том, как французский посол в г. Характерный его портрет рисует в своих мемуарах Ф.

Вигель: "…наш гувернер, шевалье де-Ролен-де-Бельвиль, французский подполковник, человек лет сорока. Не слишком молодой, умный и весьма осторожный, сей повеса старался со всеми быть любезен и умел всем нравиться, старым и молодым, господам и даже слугам. Мало-помалу приучил он меня видеть во Франции прекраснейшую из земель, вечно озаренную блеском солнца и ума, а в ее жителях избранный народ, над всеми другими поставленный.

Революционеры, новые титаны, по словам его, только временно овладели сим Олимпом, но подобно им, будут низвергнуты в бездну. Он был чрезвычайно опрятен и никогда не покидал крестика святого Лазаря, который доставляли не заслуги, а доказательства старинного дворянства" Вигель, т. Если прибавить, что именно этот шевалье развил в Вигеле противоестественные наклонности, картина получится достаточно выразительная.

Известен случай, когда появившийся в России беглый каторжник-француз, демонстрируя бурбонский герб на своем плече уголовным преступникам в дореволюционной Франции палач выжигал на плече клеймо королевскую лилию , уверял русских помещиков, что этим знаком отметили себя принцы крови, чтобы узнавать друг друга в эмиграции. Paris, , p. Альтернативой домашнему воспитанию, дорогому и малоудовлетворительному, были частные пансионы и государственные училища.

Частные пансионы, как и уроки домашних учителей, не имели ни общей программы, ни каких-либо единых требований. На одном полюсе здесь стояли дорогостоящие и привилегированные столичные пансионы, открытые для доступа лишь детям из аристократического круга. Таков был, например, известный пансион аббата Николя. Вигель вспоминал: "Тайный иезуит, аббат Николь, завел в Петербурге аристократический пансион. Он объявил, что сыновья вельмож одни только в нем будут воспитываться; и сколько с намерением затруднить вступление в него детям небогатых состояний, столько из видов корысти положил неимоверную плату, ежегодно по рублей, нынешних шесть тысяч" Вигель, т.

В этом учебном заведении воспитывались будущие декабристы М. Орлов и С. Волконский, дети из аристократических фамилий: Голицыны, Нарышкины, Меншиковы, сюда же были отданы Александр и Константин Бенкендорфы, сыновья подруги императрицы Марии Федоровны, лезшие из кожи, чтобы попасть в аристократию Из пансиона Николя вышли не только будущие декабристы, но и будущий шеф корпуса жандармов. Наряду с эффектно составленной учебной программой, иезуиты умело занимались пропагандой католицизма — многие из воспитанников в будущем сделались католиками.

Но, когда дело касается воспитания, я обращаюсь к Вам, г. П многое знал о пансионе Николя. И не только по разговорам современников — его самого в г. Лицей" XII, На другом полюсе находились плохо организованные провинциальные пансионы. Представление о них дают воспоминания В. Карпова о харьковских пансионах начала XIX в. В этом пансионе учились тихонько, не спеша, а между тем с успехом переходили из класса в класс на радость родителям и на пользу отечеству.

О «Немце» ходили тогда легенды, будто он был привезен стариком Кузиным в Россию в качестве камердинера. Он их открыто называл наглецами и бездарными животными. И вот этому лицу и было вручено воспитание русского юношества. Бедное русское юношество! Воспоминания; Шипов Ник. История моей жизни. Большинство русских дворян по традиции готовили своих детей к военному поприщу.

По указу 21 марта г. В них зачислялись дети "от 7 до 9-летнего возраста, которые, пробыв в училище 7 лет, переводятся для довершения воспитания в высшие кадетские корпуса. Для окончания военного воспитания благородное юношество поступает в два высшие кадетские корпуса в Петербурге" Яблочков М. Кроме двух — Первого и Второго — петербургских кадетских корпусов, среднее военное образование молодые люди могли получить в пажеском корпусе, в т. Показательно, что из лиц, внесенных в "Алфавит декабристов" — список лиц, которые привлекались к следствию по делу декабристов, составленный для Николая I по инициативе Бенкендорфа, — окончили военные заведения: 30 чел.

Басаргин, Артамон Муравьев, Н. Крюков, П. Муханов и др. Рылеев закончил Первый кадетский корпус. Для получения первого офицерского чина не обязательно было иметь военное образование: военные науки преподавались в ряде гражданских учебных заведений, а некоторые из дворян брали домашние уроки или слушали частные лекции по военным предметам. Студент из дворян по указу 3 ноября г. Правда, в одном из самых первых своих указов 8 апреля г.! Военное поприще представлялось настолько естественным для дворянина, что отсутствие этой черты в биографии должно было иметь какое-либо специальное объяснение: болезнь или физический недостаток, скупость родителей, не дававшую определить сына в гвардию в соединении с фамильным чванством, отвергавшим слишком «низкую» карьеру армейского офицера , фамильные связи в дипломатическом мире.

Большинство штатских чиновников или неслужащих дворян имели в своей биографии хотя бы краткий период, когда они носили военный мундир. Достаточно просмотреть список знакомых П , чтобы убедиться, что он был и в Петербурге после Лицея, и в Кишиневе, и в Одессе окружен военными — среди его знакомых лишь единицы никогда не носили мундира.

На таком фоне биография Онегина приобретала демонстративный оттенок, ускользающий от внимания современного читателя. Показательно, что в образе хронологически и типологически близкого к Онегину Чацкого угадывалось недавнее военное прошлое "Не в прошлом ли году, в конце, В полку тебя я знал? Письмо П А. Бестужеву, в котором о Молчалине сказано: "Штатский трус в большом свете между Чацким и Скалозубом мог быть очень забавен", — показывает, что понятие «штатский» соединялось для автора EO с Молчалиным, но не с Чацким см.

XIII, Характер образования был, как правило, связан с тем родом службы, для которой родители предназначали своего сына. Штатская служба в престижном отношении стояла значительно ниже военной. Однако в ее пределах имелись существенные отличия с точки зрения ценности в глазах современников.

К наиболее «благородным» относили дипломатическую службу. Гоголь в "Невском проспекте" иронически писал, что чиновники иностранной коллегии "отличаются благородством своих занятий и привычек", и восклицал: "Боже, какие есть прекрасные должности и службы!

Штатскими высшими учебными заведениями были университеты. В начале XIX в. При университетах имелись подготовительные училища — пансионы. Наиболее известным был пансион при Московском университете, в котором учились братья Тургеневы, Жуковский, Грибоедов и многие другие знакомые П. Благородные пансионы пансионы для дворянских детей имелись и при других учебных заведениях высшего типа: при Царскосельском лицее, Главном педагогическом институте в Петербурге.

При вступлении в службу такие же права, как и университеты, давали лицеи: Демидовский в Ярославле кандидаты — так именовались окончившие лицей с отличием — вступали в службу чиновниками го класса, а остальные студенты — го , Царскосельский окончившие вступали в службу с чинами "от го класса до 9-го", "смотря по успехам" , а позже — Нежинский и Ришельевский в Одессе. По указу г. Герой пушкинского романа получил только домашнее образование.

Следует подчеркнуть, что отношение П к такому воспитанию было резко отрицательным. В записке для Николая I в г. Онегин, как уже было сказано, никогда не носил военного мундира, что выделяло его из числа сверстников, встретивших г. Но то, что он вообще никогда нигде не служил, не имел никакого, даже самого низшего чина, решительно делало Онегина белой вороной в кругу современников. Манифестом Петра III от 18 февраля г.

Правительство Екатерины II пыталось указом от 11 февраля г. Указ года подтвердил обязательность военной службы для дворянских недорослей. Однако Жалованная дворянству грамота г. Таким образом, неслужащий дворянин формально не нарушал законов империи. Однако его положение в обществе было совершенно особым. Появилась условная маска неслужащего петиметра, тунеядца и эгоиста.

Еще Посошков иронизировал по поводу дворян, которые "в службу написаны и ни на какой службе не бывали", "домо соседям своим страшен яко лев, а на службе хуже козы" Посошков И. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения. Правительство также весьма отрицательно смотрело на уклоняющегося от службы и не имеющего никакого чина дворянина.

И в столице, и на почтовом тракте он должен был пропускать вперед лиц, отмеченных чинами. Если он вынужден был все же вступить в службу, то рассчитывать на хорошее место ему не приходилось. Так, например, М. Воронцов с явным пренебрежением приказывал 1 июня г. Статьи и материалы, вып. Одесса, , с. Наконец, служба органически входила в дворянское понятие чести, становясь ценностью этического порядка и связываясь с патриотизмом.

Представление о службе как высоком служении общественному благу и противопоставление ее прислуживанию «лицам» это чаще всего выражалось в противопоставлении патриотической службы отечеству на полях сражений прислуживанию «сильным» в залах дворца создавало переход от дворянского патриотизма к декабристской формуле Чацкого "Служить бы рад, прислуживаться тошно" II, 2.

Пущин, говоря автору EO о своем вступлении в тайное общество словами: "…не я один поступил в это новое служение отечеству" Пушкин в воспоминаниях современников, т. Итак, складывалась мощная, но сложная и внутренне противоречивая традиция отрицательного отношения к "неслужащему дворянину". Однако была и противоположная хотя и значительно менее сильная традиция.

Еще Новиков противопоставил пафосу государственной службы идею организованных усилий «приватных» людей. В поэзии Державина сталкивались пафос государственного служения и поэзия частного существования. Однако, пожалуй, именно Карамзин сделал впервые отказ от государственной службы предметом поэтизации в стихах, звучавших для своего времени достаточно дерзко:.

То, что традиционно было предметом нападок с самых разных позиций, сатирически обличалось как эгоизм и отсутствие любви к обществу, неожиданно приобретало контуры борьбы за личную независимость, отстаивания права человека самому определять род своих занятий, строить свою жизнь независимо от государственного надзора или рутины протоптанных путей. Право не служить, быть "сам большой" VI, и оставаться верным "науке первой" чтить самого себя III, 1, стало заповедью зрелого П.

Известно, как упорно заставлял Николай I служить Вяземского в министерстве финансов, Герцена — в провинциальной канцелярии, Полежаева — в солдатах, и к каким трагическим последствиям привела самого П придворная служба. В свете сказанного видно, во-первых, что то, что Онегин никогда не служил, не имел чина, не было неважным и случайным признаком — это важная и заметная современникам черта.

Во-вторых, черта эта по-разному просматривалась в свете различных культурных перспектив, бросая на героя то сатирический, то глубоко интимный для автора отсвет. Не менее бессистемный характер носило образование молодой дворянки. Схема домашнего воспитания была та же, что и при начальном обучении мальчика-дворянина: из рук крепостной нянюшки, заменявшей в этом случае крепостного дядьку, девочка поступала под надзор гувернантки — чаще всего француженки, иногда англичанки.

В семьях, где нанять хорошую гувернантку не было средств, а дать девушке образование все же считали необходимым немало было и дворянок, получивших лишь самое начальное образование от какого-нибудь сельского дьячка и едва умеющих читать и писать , прибегали к помощи пансионов.

Наиболее известными государственными учебными заведениями этого типа были Смольный институт благородных девиц и аналогичный ему Екатерининский институт. Эти привилегированные закрытые учебные заведения имели специфический характер. С одной стороны, состав их в значительной мере пополняли девушки из малообеспеченных дворянских семей, родители которых смогли найти заступников при дворе.

С другой — определенной части выпускниц были обеспечены придворные должности фрейлин или выгоды, связанные с личным покровительством императрицы Марии Федоровны. Сделавшись после смерти Екатерины II покровительницей этих учебных заведений, Мария Федоровна внесла в их жизнь мелочную опеку. Она "осматривала с ног до головы, ей показывались руки, зубы, уши" Смирнова-Россет А. Другую возможность представляли частные пансионы. Именно такое воспитание П дал героине поэмы "Граф Нулин":.

В мемуарах той поры мы находим интересные описания таких пансионов. В качестве особого предмета там преподавались светские манеры, причем тренировка строилась по всем правилам театральных репетиций: воспитанницы в учебных сценках разучивали типичные ситуации светского поведения. Вы должны выйти к нему, чтобы провести с ним время.

Как вы это должны сделать? Затем девицы то будто провожали гостя, то будто давали согласие на мазурку, то садились играть, по просьбе кавалера, то встречали и видались с бабушкой или с дедушкой" Карпов В. Таким образом вырабатывался тип двойного поведения — театрализованного в «парадных» ситуациях и «помещичьего» в обыденных, причем первое доминировало до замужества, второе — после.

П колебался в том, какой тип воспитания дать дочерям Прасковьи Лариной. Иронические строки "Графа Нулина" были написаны в сроки, близкие к работе над центральными главами романа, в которых затрагивалась тема образования Татьяны и Ольги. Однако глубокая разница в отношении автора к героиням этих двух произведений исключала возможность одинакового воспитания.

Первоначально П думал вообще дать своим героиням чисто отечественное образование:. Однако в дальнейшем одновременно с перенесением сюжетного акцента с Ольги на Татьяну характер воспитания изменился. Культурный облик Татьяны был приближен к кругозору соседок автора по Михайловскому — тригорских барышень.

Хотя П и сделал старшую Ларину тезкой Прасковьи Осиповой, это были, конечно, женщины совершенно различного культурного склада. Дочь Вындомского, сотрудника "Беседующего гражданина", ученика Н. Новикова и знакомого А. Радищева, Осипова не только смогла добиться, чтобы ее дочери в Псковской губернии выросли литературно образованными, владеющими французским и английским языками, но и сама, зрелой женщиной, продолжала свое образование.

Этим она нарушила твердое убеждение своей среды, что самоцельный интерес к науке достоин лишь разночинца, дворянин же учится до получения первого чина, а дворянка — лишь до замужества вернее, до начала выездов "в свет". Нарушение этого правила позволялось лишь в отдельных случаях как чудачество большого вельможи или "академика в чепце". Показательно, однако: засвидетельствовав, что Татьяна в совершенстве знала французский язык, и, следовательно, заставив нас предполагать наличие в ее жизни гувернантки-француженки, автор предпочел прямо не упомянуть об этом ни разу.

Подчеркивая в поведении Татьяны естественность, простоту, верность себе во всех ситуациях и душевную непосредственность, П не мог включить в воспитание героини упоминание о пансионе. На общем фоне быта русского дворянства начала XIX века "мир женщины" выступал как некоторая обособленная сфера, обладавшая чертами известного своеобразия. Образование молодой дворянки было, как правило, более поверхностным и значительно чаще, чем для юношей, домашним.

Оно обычно ограничивалось навыком бытового разговора на одном-двух иностранных языках чаще всего это бывали французский и немецкий, знание английского языка уже свидетельствовало о более чем обычном уровне образования , умением танцевать и держать себя в обществе, элементарными навыками рисования, пения и игры на каком-либо музыкальном инструменте и самыми начатками истории, географии и словесности. Конечно, бывали и исключения. Так, Г. Левашова: "Скажу, не хвастаясь, что Наталья Сергеевна через два года понимала столько французский язык, что труднейших авторов, каковы: Гельвеций, Мерсье, Руссо, Мабли — переводила без словаря; писала письма со всею исправностию правописания; историю древнюю и новую, географию и мифологию знала также достаточно" Винский Г.

Мое время. Значительную часть умственного кругозора дворянской девушки начала XIX в. Новикова и H. Карамзина — произошел поистине поразительный сдвиг: если в середине XVIII столетия читающая дворянка — явление редкостное, то поколение Татьяны можно было представить. Еще в е гг. Лабзину — уже замужнюю женщину ей, правда, было неполных 15 лет! И когда уж она тебе посоветует, тогда безопасно можешь пользоваться" Лабзина А.

В дальнейшем Лабзина провела некоторое время в доме Херасковых, где ее "приучили рано вставать, молиться богу, утро заниматься хорошей книгой, которые мне Давали, а не сама выбирала. К счастью, я еще не имела случая читать романов, да и не слыхала имени сего. Случалось раз начали говорить о вышедших вновь книгах и помянули роман, и я уж несколько раз слышала. Херасковой, жены поэта. В дальнейшем Херасковы, видя "детскую невинность и во всем большое незнание" Лабзиной, отсылали ее из комнаты, когда речь заходила о современной литературе.

Существовали, конечно, и противоположные примеры: мать Леона в "Рыцаре нашего времени" Карамзина оставляет герою в наследство библиотеку, "где на двух полках стояли романы" Карамзин, 1, Молодая дворянка начала XIX в. В повести некоего В. Вельяминова-Зернова "Князь В-ский и княгиня Щ-ва, или Умереть за отечество славно, новейшее происшествие во времена кампании французов с немцами и россианами года, российское сочинение" описывается провинциальная барышня, живущая в Харьковской губернии повесть имеет фактическую основу.

Во время семейного горя — брат погиб под Аустерлицем — эта прилежная читательница "произведений ума Радклиф, Дюкредюмениля и Жанлис, [9] славных романистов нашего времени" цит. Перебирая таким образом листы, постоянно доходит она до того места, где во всей живости романического воображения представляются мертвецы-привидения; она бросает из рук ножик и, приняв на себя испуганный вид, нелепые строит жесты" там же, с.

О распространении чтения романов среди барышень начала XIX в. Очерки из истории русского романа, т. I, вып. Образование молодой дворянки имело главной целью сделать из девушки привлекательную невесту. Характерны слова Фамусова, откровенно связывающего обучение дочери с будущим ее браком:.

В брак молодые дворянки в начале XIX в. И окружающие мужчины смотрели на молодую дворянку как на женщину уже в том возрасте, в котором последующие поколения увидали бы в ней лишь ребенка. Жуковский влюбился в Машу Протасову, когда ей было 12 лет ему шел й год. В дневнике, в записи 9 июля г. Поэзия чувства и "сердечного воображения". Софье в момент действия "Горя от ума" 17 лет, Чацкий отсутствовал три года, следовательно, влюбился в нее, когда ей было 14 лет, а может быть, и ранее, поскольку из текста видно, что до отставки и отъезда за границу он некоторое время служил в армии и определенный период жил в Петербурге "Татьяна Юрьевна рассказывала что-то, Из Петербурга воротясь, С министрами про вашу связь…" — III, 3.

Следовательно, Софье было 12—14 лет, когда для нее и Чацкого наступила пора. Наташе Ростовой 13 лет, когда она влюбляется в Бориса Друбецкого и слышит от него, что через четыре года он будет просить ее руки, а до этого времени им не следует целоваться. Она считает по пальцам: "Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать" "Война и мир", т.

Эпизод, описанный И. Якушкиным см. Шестнадцатилетняя девушка — уже невеста, и к ней можно свататься. В этой ситуации определение девушки как «ребенка» отнюдь не отделяет ее от "возраста любви". Слова «ребенок», «дитя» входили в бытовой и поэтический любовный лексикон начала XIX в. Выйдя замуж, юная мечтательница часто превращалась в домовитую помещицу-крепостницу, как Прасковья Ларина, в столичную светскую даму или провинциальную сплетницу. Вот как выглядели провинциальные дамы в г. Волковой, обстоятельствами военного времени заброшенной в Тамбов: "Все с претензиями, крайне смешными.

У них изысканные, но нелепые туалеты, странный разговор, манеры как у кухарок; притом они ужасно жеманятся, и ни у одной нет порядочного лица. Вот каков прекрасный пол в Тамбове! В другом месте автор подчеркнул умственную отсталость провинциальных дам, даже по сравнению с отнюдь не высокими критериями образования и глубокомыслия провинциальных помещиков:. И все же в духовном облике женщины были черты, выгодно отличавшие ее от окружающего дворянского мира. Дворянство было служилым сословием, и отношения службы, чинопочитания, должностных обязанностей накладывали глубокую печать на психологию любого мужчины из этой социальной группы.

Дворянская женщина начала XIX в. Защищенная к тому же, конечно, лишь до известных пределов, культом уважения к даме, составлявшим существенную часть понятия дворянской чести, она могла в гораздо большей мере, чем мужчина, пренебрегать разницей в чинах, обращаясь к сановникам или даже к императору. Это в соединении с общим ростом национального самосознания в среде дворянства после г.

Письма уже упомянутой М. Волковой к ее петербургской подруге В. Ланской в г. Что же такое Петербург? Русский ли это город, или иноземный? Как это понимать, ежели вы русские? Как можете вы посещать театр, когда Россия в трауре, горе, развалинах и находилась на шаг от гибели?

И на кого смотрите вы? На французов, из которых каждый радуется нашим несчастьям?! Я знаю, что в Москве до 31 августа открыты были театры, но с первых чисел июня, т. Эти два города слишком различны по чувствам, по уму, по преданности общему благу, для того, чтобы сносить друг друга. Когда началась война, многие особы, будучи не хуже ваших красивых дам, начали часто посещать церкви и посвятили себя делам милосердия…" цит.

Показательно, что предметом критики становится не всякая форма увеселения, а именно театр. Здесь сказывается традиционное отношение к театральным зрелищам, как времяпровождению, несовместимому с порой покаяния, а година национальных испытаний и несчастий воспринимается как время обращения к своей совести и покаяния. Последствия петровской реформы не в одинаковой мере распространялись на мир мужского и женского быта, идей и представлений — женская жизнь и в дворянской среде сохранила больше традиционных черт, поскольку более была связана с семьей, заботами о детях, чем с государством и службой.

Это влекло за собой то, что жизнь дворянки имела больше точек соприкосновения с народной, чем существование ее отца, мужа или сына. Поэтому глубоко не случайно то, что после 14 декабря г. Место действия играет в пушкинском романе большую и совершенно специфическую роль. События все время развиваются в каком-либо конкретном пространстве: в Петербурге, в Москве, в деревне, на почтовом тракте.

При этом характер событий оказывается тесно связанным с местом, в котором они развертываются. Более того, в такой же мере, в какой Петербург является «своим» пространством для Онегина, деревня — органичный мир Татьяны, и, как Онегин в деревне остается временным гостем, заезжим посетителем, проникнувшим в чужое пространство, так Татьяна чужая в Москве — в доме тетки и в зале Благородного собрания и в Петербурге в собственном доме. Если в деревенском мире Татьяны герой остался равнодушным к трогательному признанию героини, то в «онегинском» пространстве его собственное объяснение не встретило сочувствия.

Конечно, отношение героев к тому типичному для них окружению, которое дано для Онегина в первой главе, а для Татьяны во второй — пятой, не статично. Татьяна в Петербурге тоскует по "бедному жилищу", но Петербург это не только "ветошь маскарада", светский и придворный «омут».

Салон Татьяны — оазис высокой культуры, духовного аристократизма, это "пушкинский мир". Простота и естественность поведения людей здесь перекликаются с простотой истинной народности, и это делает переход Татьяны в столичный мир, в одном отношении, безусловно, насильственным, в другом — естественным и органичным.

Одновременно и Онегин в конце романа не так соотносится с петербургским миром, как в начале: из «петербургского» героя он превратился в скитальца, для которого «своего» пространства нет вообще. И в родном для него Петербурге. Если «свой» мир Татьяны — это мир, к которому героиня принадлежит духовно и куда она хотела бы вернуться, то «свой» мир Онегина — мир, из которого он хочет бежать.

Даже из этого обзора видно, сколь значительное место в романе занимает окружающее героев пространство, которое является одновременно и географически точным, и несет метафорические признаки их культурной, идеологической, этической характеристики. Ясно, какое значение получает понимание всех деталей пространственного мира романа.

И в этом отношении, как и в других, роман П не является описательным. Автор почти нигде не дает детальных картин места действия, не описывает интерьера домов. Твердо зная, что читатель его знаком и с видом, и с внутренним убранством обычного помещичьего дома в деревне, и с интерьером петербургского аристократического особняка на набережной Невы, он делает лишь скупые указания:.

По этим указаниям читатель пушкинской эпохи легко восстанавливал картину. Это соответствовало поэтике П. Толстой смотрит на мир, им изображаемый, глазами внешнего, впервые попавшего сюда наблюдателя, превращая тем самым читателя в "естественного человека", который должен объяснить себе смысл и значение каждой детали отсюда подробность и «отстраненность» описаний. П строит образ читателя как давнего знакомого, «своего» в авторском мире, которому не надо ничего детально описывать достаточно указать или намекнуть.

Но именно такое знакомство с внетекстовым миром романа отсутствует у современного нам читателя. А это заставляет комментировать опущенные в EO , но понятные и возникавшие в сознании современников картины. Весь пространственный мир романа если исключить «дорогу», о которой речь пойдет отдельно делится на три сферы: Петербург, Москва, деревня. Онегинский Петербург имеет весьма определенную географию. То, какие районы столицы упоминаются в тексте, а какие остались за его пределами, раскрывает нам смысловой образ города в романе.

Так, в EO не упоминается хорошо известная поэту Коломна, где, по выражению Гоголя, "не столица, и не провинция", "все тишина и отставка" "Портрет" — мир, знакомый П по личным впечатлениям и описанный в "Домике в Коломне", "Медном всаднике". Но не упомянуты и черты пейзажа "военной столицы": Марсово поле Царицын луг с его парадами и "эскадра на реке".

Антитеза Зимнего дворца и Петропавловской крепости дана в тексте лишь глубоко зашифрованным намеком, сделать который понятнее автор собирался при помощи картинки — внетекстового ключа к тексту. Реально в романе представлен лишь Петербург аристократический и щегольской. Это Невский проспект, набережная Невы, Миллионная ныне ул. Халтурина , видимо, набережная Фонтанки вряд ли гувернер водил мальчика Евгения в Летний сад издалека , Летний сад, Малая Морская ныне ул. Гоголя — "Лондонская гостиница", Театральная площадь.

Онегин в первой главе, видимо живет на Фонтанке. Район этот был прекрасно знаком автору: здесь в доме А. Карамзин, здесь бывали многие декабристы, жил К. Кочубею — блестящему, хотя и ничтожному представителю бюрократии начала XIX в. В доме Кочубея проживала его родственница Н. Загряжская, внучатой племянницей которой была H. Гончарова и разговоры которой П записывал в е гг.

На Фонтанке же жил отец Пестеля — почт-директор и сибирский генерал-губернатор, отставленный от службы за чудовищные злоупотребления. Это был район аристократических особняков. Такой же была и Миллионная улица, упомянутая в первой главе. Здесь располагались дворцы и особняки высшей аристократии — Лавалей, Воронцовых-Дашковых и др. Когда граф Андрей Шувалов посватался к смертельно больной Софье Нарышкиной внебрачной дочери императора Александра I , царь дал ей приданое — дом на набережной и капитал, приносящий дохода 25 тысяч ассигнациями хотя современники были поражены его скупостью, это все же было «царское» приданое.

Жеребцова урожденная Зубова, сестра известного фаворита Екатерины II продала в г. За три года она два раза меняла местожительство "не любила долго жить в одном доме", — вспоминает ее домашний карлик И. Якубовский; см. История жизни Ивана Якубовского. Доминирующими элементами городского пейзажа в Петербурге, в отличие от Москвы, были не замкнутые в себе, территориально обособленные особняки или городские усадьбы, а улицы и четкие линии общей планировки города.

В отличие от крупных исторических городов Европы, Петербург никогда не был окружен стенами, ограничивающими площадь застройки. Поэтому ограничений на размеры фасада и ширину улиц, определявших облик всех европейских средневековых городов, в Петербурге не было. Почти одновременная застройка всего города по сравнению с хронологией роста других европейских столиц придавала ему характер упорядоченности, стройности и однообразия.

Жизнь в собственном доме была доступна в Петербурге в тех его районах, которые упоминаются в EO лишь очень богатым людям. Тип внутренней планировки такого дома приближался к дворцовому. Большинство тех людей, которые в Москве выстроили бы или наняли целый особняк, в Петербурге довольствовались наемной квартирой. Квартиры эти могли быть роскошными: так, молодой конногвардейский корнет поэт-декабрист А. Одоевский занимал квартиру из восьми комнат — целый этаж в доме Булатова на Исаакиевской площади.

Зато его двоюродный брат — известный писатель и критик В. Одоевский — перебравшийся после женитьбы в дом своей тещи Ланской на углу Мошкова пер. Планировка петербургского дома в начале XIX в. Отсюда лестница вела в бельэтаж, где располагались основные комнаты: передняя, зала, гостиная, из которой, как правило, шли двери в спальню и кабинет. Такова планировка дома графини в "Пиковой даме" в основу положен реальный план дома княгини Н.

Голицыной на Малой Морской, ныне ул. Гоголя 10 : [12] "…Германн ступил на графинино крыльцо и взошел в ярко освещенные сени. Швейцара не было. Германн взбежал по лестнице, отворил двери в переднюю, и увидел слугу, спящего под лампою, в старинных, запачканных креслах. Легким и твердым шагом Германн прошел мимо его. Зала и гостиная были темны. Лампа слабо освещала их из передней. Онегин во время последнего свидания с Татьяной также проходит всю анфиладу помещений вплоть до интимных внутренних покоев прихожую, залу, гостиную и, отворив дверь в кабинет или спальню, застает Татьяну:.

Автор поступил тоньше, чем его критик: он, указав, что действие происходит во внутренней, непарадной части дома, не определил комнаты, полностью сняв тот оттенок скандальности, который придал своему пересказу Полевой. Набор: зала, гостиная, спальня, кабинет — был устойчивым и выдерживался и в деревенском помещичьем доме. Московский пейзаж строится в романе принципиально иначе, чем петербургский: он рассыпается на картины, здания, предметы.

Улицы распадаются на независимые друг от друга дома, будки, колокольни. Длинное и детальное путешествие Лариных через Москву составляет одно из самых пространных описаний в EO ему посвящены четыре строфы; П увеличил их счет до пяти, прибавив "пустой номер" XXXIX-й строфы и этим создав впечатление, что "утомительная прогулка" VII, XL, 1 длилась еще дольше. Оно резко отличается от краткой эскизности петербургских зарисовок.

Москва же показана глазами внешнего наблюдателя:. Характерной чертой московского пейзажа было то, что доминирующими ориентирами в городе были не цифровые и линейные координаты улиц и домов, а отдельные, замкнутые мирки: части города, церковные приходы и городские усадьбы с домами-особняками, отнесенными с "красной линии" улицы в глубь сада или парка и окруженными хозяйственными постройками, флигелями и сараями. Каждая такая усадьба составляла особую самодовлеющую структуру в плане города.

Правда, после пожара г. Но и вынесенные на красную линию улицы фасады домов не изменили основного. Строения стояли не в глубине усадьбы, а вдоль фронта улицы, создавая единую линию, однако, застройка все равно не была непрерывной: каждый дом был отдельной архитектурной, бытовой и владельческой единицей и, как правило, окружен был зеленью которая в Петербурге не сочеталась с домами, а составляла отдельные массивы в общем ансамбле города.

Административная стройность, тяготение к архитектурным ансамблям Петербурга и уютная пестрота, расчлененность, патриархальная замкнутость московского мира нашли разительное воплощение и в системе адресов. Петербург был городом чисел и координат, Москва — городом собственных имен. Эта нумерация не всегда была последовательна и в быту почти не употреблялась.

С г. Революционные демократы в Петербурге. Однако адрес, как правило, начинался указанием на улицу или полицейскую часть, к которой относится дом. В московских адресах после указания района города следовал, как правило, церковный приход. Автор сознательно провез Татьяну и через окраины, и через центр Москвы: от Петровского замка, стоявшего вне черты города, через Тверскую заставу, по Тверской-Ямской, Триумфальной ныне Маяковского площади, Тверской ныне ул.

Горького , мимо Страстного монастыря на месте которого теперь Пушкинская пл. Кирова до Харитоньевского переулка. Число французских модных лавок на Кузнецком мосту было очень велико, а состав их постоянно менялся. Различные мемуаристы приводят разные списки имен наиболее выдающихся поставщиц мод. Сопоставляя е гг.

Бутурлин писал: "Не знаю, от чего случилось, что маршанд-де-модный элемент окончательно вытеснен с Кузнецкого моста. Значительная часть действия романа сосредоточена в деревенском доме помещика XIX в. Описание типичного помещичьего дома находим в записках М.

Колонны эти были у более зажиточных оштукатуренные и вымазанные известью так же, как и их капители; у менее достаточных помещиков колонны были из тощих сосновых бревен без всяких капителей. Входное парадное крыльцо, с огромным выдающимся вперед деревянным навесом и двумя глухими боковыми стенами в виде пространной будки, открытой спереди. Внутреннее устройство было совершенно одинаково везде; оно повторялось без всяких почти изменений в Костромской, Калужской, Орловской, Рязанской и прочих губерниях и было следующее.

В будке парадного крыльца была боковая дверь в ретирадное место всегда, конечно, холодное , и потому вход в дом не всегда отличался благовонием. После передней был длинный зал, составляющий один из углов дома, с частыми окнами в двух стенах и потому светлый как оранжерея. В глухой капитальной стене зала было двое дверей; первая, всегда низкая, вела в темный коридор, в конце коего была девичья и черный выход на двор. Вторая дверь зала, большого размера и в уровень с верхом окон, вела в гостиную; такого же размера дверь вела из гостиной в кабинет или в хозяйскую спальню, составляющую другой угол дома.

Эти две комнаты и поперечная часть зала были обращены к цветнику, а за неимением такового к фруктовому саду; фасад же этой части дома состоял из семи огромных окон, два из них были в зале, три в гостиной среднее впрочем превращалось летом в стеклянную дверь со спуском в сад , а остальные два окна в спальне. Убранство гостиной было также одинаково во всех домах. В двух простенках между окнами висели зеркала, а под ними тумбочки или ломберные столы.

Мягкой мебели и в помине тогда не было; но в кабинете или спальне нередко стояла полумягкая клеенчатая зеленая софа, и там же в углу этажерка с лучшим хозяйским чайным сервизом, затейливыми дедушкиными бокалами, фарфоровыми куколками и с подобными безделюшками. Обои были тогда еще редко в ходу; у более зажиточных стены были окрашены желтою вохрою…" Бутурлин, с. Такова «сцена», на которой развертывалось действие второй — седьмой глав романа.

Так, в строфе XVII седьмой главы мы находим Татьяну сначала в зале онегинского дома, где ей бросаются в глаза "кий на бильярде" и манежный хлыстик на канапе. Сообщение: "Таня дале" — указывает, что героиня перешла в гостиную, где продолжаются объяснения Анисьи:. В связи с упоминанием камина уместно сослаться на того же Бутурлина, вспоминавшего: "Оба внутренние угла гостиной были перерезаны наискосок двумя печьми не всегда изразцовыми, а часто кирпичными ; они отапливали задними своими зеркалами зал и спальню" Бутурлин, с.

В доме Онегина одна из этих печей была переделана в камин. Сходная планировка, видимо, и в доме Лариных. Через это окно она и увидела подъезжающего Евгения. Она бросилась через дверь, ведущую в коридор, и черный ход в сад. Фасадная часть дома, заключающая залу и парадные комнаты, была одноэтажной. Анна Жукова и Илья Лагутенко. Фото от 21 января года, ночь. Вчера Антон Комолов приехал на репетицию нового сезона "Цирк" около девяти вечера. В этот момент его подшефный медведь уже готовился ко сну.

Внутри - другие участники шоу, а также коварные тигры, кони привередливые и пара гимнасток-близняшек. Вечером тридцатого января герой сериала "Кадетство" Павел Бессонов был замечен на катке в ТЦ "Европейский" в обществе блондинок, брюнеток, рыжих, детей и коньков. Экс-солистка "Блестящих" Юля Ковальчук задумала петь и дальше, а Вика Дайнеко носит все более просторные платья. Подробности - далее. Полный фоторепортаж - здесь.

Глядя на этот снимок мне сразу вспоминается безвременно покинувшая Россию певица Валерия , о которой в свое время пела певица Земфира. За Земфиру никто ничего подобного делать не будет. Царапина и царапина. Съемка произведена сегодня в во время интервью "Папарацци" Froloff одному из центральных телеканалов. А вот подруга госпожи Рамазановой диво Литвинова понесла совсем недавно гораздо больший урон. Потрясающий фоторепортаж о выписке из роддома первого внука Иосифа Давыдовича Кобзона съемка произведена сегодня в Теперь у Кобзона пять внучек и один внук.

Внутри первые снимки новорожденного. Все мы, любезные читатели и смотрители, хоть раз в детстве рассматривали две похожие картинки и пытались найти среди них 10 отличий. Попробуйте еще раз, пока "Папарацци" дерзко следят за Иосифом Кобзоном. Фото Маши: празднование дня рождения 26 января года и празднование дня рождения 26 января года слева направо.